Балтийский регион

2021 Том 13 №2

Балтийский регион и устойчивое развитие / Sustainable development of the Baltic Sea Region

Возможности обеспечения устойчивого экономического развития приморских территорий региона Балтийского моря в условиях цифровой трансформации

Opportunities for sustainable economic development of the coastal territories of the Baltic Sea Region in the context of digital transformation Аннотация

Статья посвящена исследованию возможностей для устойчивого экономического развития приморских территорий региона Балтийского моря, заключающихся в использовании потенциала отраслей и секторов синей экономики в условиях цифровой трансформации. Цель статьи — в рамках научного исследования доказать, что более активное вовлечение в хозяйственный оборот ресурсов местоположения может быть одним из источников устойчивости экономического развития приморских территорий региона Балтийского моря при условии внедрения инноваций, основанных на цифровых технологиях. В рамках достижения поставленной цели в работе решены следующие задачи: рассматриваются методологические подходы к оценке устойчивости развития территорий, проводится оценка социально-экономического развития приморских территорий региона Балтийского моря в динамике за период 2009—2018 годов (в сопоставлении со средним уровнем развития в соответствующей стране), обосновывается важность развития синей экономики для достижения целей устойчивого развития ООН в регионе Балтийского моря, на примере основанных на цифровых технологиях инноваций в отдельных отраслях рассмотрено влияние цифровой трансформации на достижение целей устойчивого развития в регионе Балтийского моря. Основу проведенного исследования составили анализ научных публикаций, а также методы сравнительного и проблемно-целевого анализа статистических показателей. Анализ показал, что имеют место значительные различия в уровне и динамике социально-экономического развития приморских территорий в регионе Балтийского моря. Также выявлено отставание подушевого ВРП приморских территорий от его среднего значения в соответствующей стране и в макрорегионе. Изучение научных публикаций по проблематике устойчивого развития в регионе Балтийского моря показало, что предотвратить негативное влияние неравномерности развития на достижение целей устойчивого развития в регионе возможно за счет более активного использования уникальных ресурсов приморских территорий региона Балтийского моря, подъема отраслей и секторов синей экономики на новой технологической основе. Инвестирование в разработку и внедрение цифровых технологических решений в этих отраслях, а также в развитие информационно-коммуникационной инфраструктуры приморских территорий региона Балтийского моря является залогом их конкурентоспособности. Как показал обзор ключевых инноваций в отраслях синей экономики, их внедрение дает толчок развитию других секторов за счет сокращения затрат, создания новых рабочих мест и повышения качества продуктов и услуг.

Abstract

The article explores opportunities for the sustainable economic development of coastal territories in the Baltic Sea region (BSR) arising in blue economy sectors in the framework of digital transformation. The study argues that a more active commercialisation of territorial resources can facilitate the sustainable economic development of the BSR coastal territories, following digitally-driven innovations. The paper provides an overview of methodological approaches to territorial sustainability. It also assesses the 2009—2018 level of the socio-economic development of the BSR coastal territories, underpins the importance of the blue economy and highlights the role of digital transformation in reaching the UN Sustainable Development Goals (SDGs) in the BSR through digitally-driven innovations. A comparative and problem-targeted statistics analyses show significant differences in the level and dynamics of socio-economic development in the BSR coastal territories with their GRP per capita being generally lower than the national or macroregional average. A review of literature on sustainable development in the BSR has shown that a more active use of unique resources of the coastal territories along with a technology-driven growth of blue economy sectors can counterbalance the negative impact of the territories’ uneven development on the progress towards the SDGs in the BSR. Increasing the competitiveness of the BSR coastal territories requires investment in digital solutions in the blue economy sectors and the creation of a communication infrastructure. The review of key innovations in the blue economy sectors shows that their implementation gives impetus to other industries by reducing costs, creating new jobs, and improving the quality of products and services.

Скачать статью Download an article

Статистический анализ туристических потоков между Украиной и странами региона Балтийского моря в 2012—2019 годах

Statistical analysis of tourism flows between Ukraine and the Baltic Sea Region countries in 2012—2019 Аннотация

Исследуются особенности и тенденции изменений объемов въездных и выездных туристических потоков между Украиной и странами региона Балтийского моря (РБМ) в 2012—2019 годах. Авторы изучают преобладающие туристические потоки (въездные или выездные в/из Украины), а также влияние введения режима безвизового въезда в Шенгенскую зону на количество украинцев, посетивших регион Балтийского моря. В исследовании использовались два источника данных: о количестве иностранных граждан, посетивших Украину, и украинцев, выехавших за границу, собранные Государственной пограничной службой Украины, а также данные Индекса конкурентоспособности сферы путешествий и туризма Всемирного экономического форума. Для достижения цели исследования применялись статистические методы анализа структурных сдвигов, рядов динамики и графическая визуализация. Полученные результаты показывают, что уровень украинского выездного туризма демонстрировал стабильный рост, при этом безвизовый въезд в Шенгенскую зону не оказал статистически значимого влияния на количество выезжающих из Украины туристов в страны РБМ. Поток выездного туризма преобладал над въездным. Более того, после 2013 года произошло резкое снижение количества въезжающих туристов в Украину вследствие социально-политической ситуации в стране. Анализ также выявил значительные изменения в структуре потоков въездного и выездного туризма. Пандемия COVID-19 рассматривается как мощный фактор, влияющий на текущее состояние и перспективы туристической индустрии.

Abstract

This article explores the features and trends in inbound and outbound tourism flows between Ukraine and the Baltic Sea region (BSR) countries in 2012—2019. The research question is whether inbound our outbound tourism prevailed and how visa-free travel to the Schengen Area affected the number of Ukrainians travelling to the Baltic Sea Region. Two data sources were used in the study. These are the Travel and Tourism Competitiveness Index of the World Economic Forum and data from the State Border Guard Service of Ukraine on the number of foreign citizens visiting Ukraine and the number of Ukrainians travelling abroad. The study employs the statistical methods of structural shifts analysis, time series analysis, and graphical visualisation. The findings indicate that Ukrainian outbound tourism was growing steadily over the study period, whilst visa-free travel to the Schengen Area had no statistically significant impact on the number of outbound tourists from Ukraine to the BSR. Outbound tourism flow prevailed over inbound. The number of inbound tourists to Ukraine sharply declined after 2013 because of the socio-political situation in the country. The analysis reveals significant changes in inbound and outbound tourism flow structures. The COVID-19 pandemic is shown to be a critical factor influencing the current state and prospects of the tourism industry.

Скачать статью Download an article

Теоретические аспекты изучения факторов, влияющих на организацию рабочего и личного времени

In search of a theoretical framework for factors influencing work and life balance Аннотация

Пандемия привлекла особое внимание исследователей к организации рабочего и личного времени. Впрочем, из-за ускоряющегося темпа жизни эта проблема стала насущной для компаний и их сотрудников намного раньше. Физически и психически здоровые люди — основа социального развития. Заболевания, связанные с неэффективной организацией рабочего и личного времени, приводят к неудовлетворенности работой и частной жизнью. Уровень стресса повышается, стресс вызывает болезни, а болезни — выгорание. С точки зрения работодателя, организация рабочего и личного времени — фактор эффективности предприятия. Проблема нерациональной организации личного и рабочего времени становится все более актуальной по мере того, как компании осознают необходимость брендирования в качестве работодателя. Таким образом, решается стратегическая задача привлечения и удержания сотрудников в ситуации нехватки кадров. Для лучшего понимания теоретических аспектов изучения организации рабочего и личного времени и удовлетворенности работой проводится контент-анализ литературы, посвященной факторам, оказывающим влияние на изучаемое явление, с точки зрения сотрудников и работодателей. Делается вывод о том, что важную роль играют как индивидуальные, так и и организационные факторы: вовлеченность в работу, стаж работы в компании, нагрузка и рабочий график, корпоративная культура (стиль управления, возможности для отдыха, гибкость, поддержка со стороны руководства, автономность, соблюдение границ, альтернативные методы работы и т. д.), профессиональный стресс, оплата труда и т.д. Вклад этих факторов будет неодинаков в разных сферах деятельности.

Abstract

Work and life balance (WLB) has gained noticeable attention amid the pandemic. Even before the outbreak of COVID-19, the increasing pace of life encouraged the investigation of individual and organisational aspects of WLB. Physically and mentally healthy people help society develop and grow. Health issues caused by work and life imbalance lead to dissatisfaction with both work and life, which, in turn, leads to higher stress and stress-related illnesses, for instance, burnout. From the organisational point of view, WLB is a factor in analysing the efficiency of an enterprise. The consequences of a work-life imbalance are intentional or unintentional absence, high employee turnover, low productivity, higher insurance costs, low job satisfaction, and others. WLB has been examined recently as part of employer branding since a shortage of labour prompts organisations to look for strategies to attract and retain employees. In this paper, content analysis is carried out to provide a theoretical framework for WLB and job satisfaction issues. Special attention is paid to the literature on WLB factors affecting the organisation and the individual. It is concluded that critical factors include both individual and organisational ones. Among them are job involvement, tenure, workload and scheduling, organisational culture (leadership, recreational opportunities, flexibility, supervisor support, autonomy, boundary management, alternative working methods etc.), occupational stress, and salary. These factors differ in their significance, particularly when viewed across several fields.

Скачать статью

Современные тенденции формирования системы зеленого финансирования: методологический и практический аспекты

Current trends in the development of a green finance system: methodology and practice Аннотация

Концепция зеленого роста и устойчивого развития становится мировой идеологией, определяющей вектор преобразования и трансформации национальных экономик, перенося при этом акцент с количественных оценок эффективности функционирования на условия рационального выбора. Рациональность становится преобладающим и определяющим фактором устойчивого зеленого роста, что требует и изменения финансовой модели, обеспечивающей этот рост. В связи с этим сегодня самым актуальным вопросом обеспечения устойчивого роста становится трансформация системы финансирования и формирование новой финансовой парадигмы, основанной на принципах ответственного инвестирования и социальной сознательности бизнеса.

Целью данной статьи стало исследование как теоретических, так и практических аспектов формирования национальной модели зеленого финансирования в целях обеспечения поступательного устойчивого роста в условиях Российской Федерации. В настоящей работе была предпринята попытка изучения опыта стран Балтийского региона по развитию механизма зеленого финансирования и рынка климатических облигаций для выявления национальных особенностей и возможности применения их успешного опыта в российской практике. В ходе исследования были использованы методы наблюдения экономических процессов, эмпирического описания, структурно-логический и системного анализа. В результате были определены научно-методологические основы теории устойчивого развития с точки зрения основных школ экономической мысли. На основе изучения опыта стран Балтийского региона по организации новой финансовой модели ответственного инвестирования были выделены национальные особенности и приоритетные направления развития, которые могли бы быть использованы в процессе формирования идеологии, принципов и механизма зеленого роста и финансового обеспечения устойчивого экономического роста России.

Abstract

The concept of green growth and sustainable development is turning into a global ideology guiding the transformation of national economies. The focus is shifting from quantitative assessments of performance to rational choice conditions. Rationality is becoming the decisive factor behind sustainable green growth, and a change in the financial model that supports such growth may be needed. Therefore, the most urgent problems relating to sustainable growth are the transformation of the finance system, on the one hand, and the creation of a new financial paradigm based on the principles of responsible investment and corporate social responsibility, on the other. This study aims to consider the theoretical and practical aspects of creating a national green finance model ensuring sustainable growth in the Russian Federation. The development of a green finance mechanism and a green bond market in Baltic Sea countries is analysed to determine national features and explore the possibility of translating the Baltic experience into practice in Russia. The research uses methods such as economic observations, economic description, structural and logical analysis, and systems analysis. Perhaps the most significant finding is the description of a methodological framework for sustainable development theory, as seen by major schools of economic thought. Studying the experience of Baltic Sea countries in creating a new finance model of responsible investment helped detect national features and development priorities that can be used in Russia in devising the ideology, principles, and mechanism of green growth and sustainable growth financing.

Скачать статью Download an article

Депопуляция прибрежных сельских районов Литвы — может ли демографическая ситуация стабилизироваться благодаря региональным паркам?

Depopulation of coastal rural Lithuania: do regional parks stabilise the situation? Аннотация

Региональные парки были созданы в Литве для сохранения наиболее ценных физических и культурных компонентов ландшафта и среды обитания согласно положениям сети «Натура 2000». Главным образом парки расположены в естественных или полуестественных ландшафтах сельской местности, характеризующихся более высоким уровнем депопуляции по сравнению с другими более урбанизированными районами страны. Ожидалось, что приоритетные природоохранные территории смогут привлечь молодые семьи к проживанию на них, что должно было таким образом стабилизировать чиленность населения. Цель данного исследования — изучить населенные пункты и изменения в численности сельского населения в трех региональных парках Клайпедского уезда, чтобы определить количество исчезнувших деревень (с нулевым населением) и деревень, которые исчезнут (с населением < 5 человек), провести сравнение с численностью населенеия в населенных пунктах без природоохранного режима. В статье особое внимание уделено миграции как одной из детерминант депопуляции. Методы, использованные в исследовании — анализ национальной и местной статистики, институциональных документов и структурное интервью — позволили выявить различные ситуации, в которых режим сохранения, применяемый в региональных парках, не всегда является фактором, побуждающим местных жителей продолжать проживать в них или переезжать в них для проживания. Близость к морю и городам / местным городским центрам с развитой социальной инфраструктурой по-прежнему остается первоочередным фактором выбора места проживания в сельской местности.

Abstract

Regional parks in Lithuania preserve the most valuable physical and cultural components of the landscape, NATURA 2000 habitats, etc. They are usually located in natural or semi-natural landscapes of rural areas. These territories, however, have a higher depopulation rate than urbanised districts. Still, conservation priority areas were expected to attract young families as permanent residents and make their population more stable. This study aims to investigate changes in the rural population in three regional parks of the Klaipėda county to determine the number of abandoned villages (with no residents) and vanishing ones (with a population < 5), as compared to territories with no conservation regime. The article examines migration as one of the determinants of depopulation. The analysis of national and local statistics, institutional documents, and structured interviews revealed that the conservation regime applied in regional parks did not necessarily encourage local people to stay or newcomers to arrive. Proximity to the sea and towns with developed social infrastructure remains a priority when looking for a residence in the countryside.

Скачать статью Download an article

Развитие геотуризма на основе использования геонаследия (на примере Куршской косы — объекта ЮНЕСКО)

Developing geotourism with a focus on geoheritage in a transboundary region: the case of the Curonian Spit, a UNESCO site Аннотация

Рекреационная деятельность на особо охраняемых природных территориях (ООПТ) приобрела особую актуальность в эпоху ограничительных мер на международные туристические поездки. В результате еще больше обостряются требующие разрешения противоречия между задачами охраны и хозяйственного использования таких территорий. Цель работы — выявление путей оптимизации и модернизации рекреационной и просветительской деятельности применительно к национальным паркам как одной из форм ООПТ. Геотуризм рассматривается при этом как одна из устойчивых форм туризма, позволяющая сочетать природоохранную и рекреационную деятельность. Для достижения поставленной цели в исследовании решены следующие задачи: изучены наилучшие практики развития геотуризма на охраняемых природных территориях; выделен ресурсный потенциал для диверсификации мероприятий для экотуризма в ООПТ; разработан алгоритм создания экотура на основе геологического наследия как пример инновационной рекреационной деятельности, направленной на экообразование и просвещение. В качестве примера сохранения геонаследия авторами рассмотрена методика разработки геотура и предложен новый туристический маршрут «Геолого-геоморфологическая летопись Балтики», дающий возможность познакомиться с природой уникального геолого-геоморфологического образования, ландшафты которого были созданы в ходе долгих лет сосуществования человека и природы. Полевые исследования были проведены в рамках проекта программы приграничного сотрудничества Россия — Литва 2014—2020 годы «Экотуризм как инструмент сохранения природного и культурного наследия». Полученный алгоритм проектирования экологического маршрута (тропы) может быть использован другими национальными парками.

Abstract

Recreation in conservation areas has compelled special attention amid international travel restrictions. The tension between the conservation and economic use of these territories is increasing. This work aims to find ways to optimise and modernise environmental outreach and recreation in national parks — one of the conservation area types. Geotourism is a sustainable form of tourism, which bridges the gap between conservation and recreation. Several objectives have been attained to fulfil this aim. Firstly, best practices of geotourism development in conservation areas have been analysed. Secondly, the resource potential for diversifying ecotourism events in conservation areas has been measured. Thirdly, an algorithm for a geological heritage-focused ecotour — an innovative recreation product aimed at eco-education and community outreach — has been designed. The authors view the methodology for geotour design as an instance of heritage preservation and propose a new tourist route — the Geological and Geomorphological Chronicle of the Baltic Sea. This tour acquaints sightseers with the nature of the Curonian Spit national park, a unique geological and geomorphological feature whose landscapes are a product of centuries-long human-nature interactions. Twenty years ago, in 2000, the conservation area was listed by UNESCO as a place of considerable natural significance. The field studies were carried out as part of the international project Ecotour4Natur: Ecotourism as a Tool for the Preservation of Natural and Cultural Heritage within the Lithuania-Russia cross-border cooperation programme 2014—2020. The obtained algorithm for ecological route design may benefit other national parks as well.

Скачать статью Download an article

Вопросы миграции / Migration studies

Влияние пандемии COVID-19 на иммиграцию: трансформация норвежской миграционной политики в отношении лиц, ищущих убежища, и последствия трансформации

The Impact of COVID-19 on immigration: the transformation of Norwegian migration policy on asylum seekers Аннотация

Еще недавно никто не мог предположить, что стремительный рост мобильности может быть так внезапно прерван радикальной иммобилизацией больших групп населения в глобальном масштабе. Ни исследования мобильности, ни другие области исследований не предусматривали такого сценария в представленных в них моделях мобильности и миграции. В последние десятилетия уверенность в неограниченной свободе перемещений и сама практика мобильности, а также ее научное моделирование основывались на идее неограниченного роста мобильности на субнациональном, национальном и наднациональном уровнях. Настоящая статья посвящена анализу примера иммиграции в Норвегию, который демонстрирует, как институциональные ограничения были изменены в целях борьбы с распространением COVID-19 и какие последствия это имело для иммиграции в Норвегию. В силу сложности этого феномена мы уделяем особое внимание лицам, ищущим убежища, особенно несовершеннолетним без сопровождения взрослых, предполагая, что особый миграционный статус этих групп делает их особенно уязвимыми для недавно введенных иммиграционных мер. Основываясь на совокупности данных о миграционных правилах и статистике заявлений о предоставлении убежища, мы анализируем, какое влияние меры ограничения мобильности в период пандемии COVID-19, реализованные в Норвегии с января 2020 года, оказали на процедуры предоставления убежища, мобильность и статистику подачи заявлений о предоставлении убежища в Норвегии.

Abstract

Until just a year ago, hardly anyone believed that the increasingly unrestrained growth in mobility could be so abruptly interrupted by a radical immobilisation of large population groups. Neither mobility studies nor other research fields had foreseen this kind of scenario in their mobility and migration models. In the past decades, the belief in unconstrained mobility, as well as the practice of mobility and its scientific modelling, relied on the idea of unbounded growth at the sub-national, national and supra-national level. The article focuses on immigration to Norway, showing how institutional constraints were used to deal with the spread of COVID-19 and how they affected immigration to the country. Due to complexity reasons, we focus exclusively on the situation of asylum seekers, giving additional attention to unaccompanied minors. These groups’ migration status is assumed to make them especially susceptible to the newly established immigration measures. Drawing upon a combined focus of data on migration regulations and asylum application statistics, we examine what impact mobility-related COVID-19 measures implemented in Norway since January 2020 had on asylum procedures, asylum mobility and asylum applications in Norway.

Скачать статью Download an article

Русскоязычная иммиграция в Финляндию: новые формы, тенденции, последствия

Russophone immigration to Finland: new forms, trends, and consequences Аннотация

Долгое время, вплоть до 1960-х годов, Финляндия была страной эмиграции. За короткий промежуток времени из страны с депрессивной экономикой она превратилась в «страну всеобщего благоденствия», что поставило ее в ряд государств, привлекательных для иммиграции. Вследствие демографических проблем, отразившихся на рынке труда, социальной сфере и проч., Финляндия сегодня заинтересована в притоке трудовых мигрантов, в первую очередь из сопредельных стран. Основную часть иммигрантов, приезжающих в Финляндию из стран Евросоюза, составляют граждане Эстонии. Но гораздо больший демографический потенциал имеет иммиграция из России и других стран бывшего СССР, не входящих в Евросоюз. Эта иммиграция классифицируется несколькими направлениями: от сезонной до иммиграции предпринимателей и высококвалифицированных специалистов. В настоящее время основными потоками эмиграции из России в Финляндию можно считать образовательную и трудовую, а также эмиграцию по линии воссоединения семей и брачную миграцию. Статья представляет собой попытку исследования потоков иммиграции в страну из приграничных стран, прежде всего из России. Результатом исследования является анализ основных каналов миграции в Финляндию, среди которых важную роль играет миграция по линии воссоединения семей, образовательная миграция, миграция высококвалифицированных кадров и появление русскоязычного бизнеса в стране. Финляндия нуждается в притоке медицинских работников, ученых разных специальностей, специалистов в области IT-технологий, развитии бизнеса и пр. Это актуально для приграничных с Россией районов Финляндии, где, например, сегодня остро ощущается дефицит медицинских кадров высшего и среднего звена. Особое внимание в исследовании уделяется профессиональной и социально-демографической структуре потока трудовых иммигрантов в Финляндию и миграционной политике страны по адаптации и интеграции русскоговорящих иммигрантов. Статья позволяет представить общую картину современной миграционной политики Финляндии в отношении трудовой миграции из России и мигрантов из других стран. В ходе сбора и обработки материалов исследования использованы данные официальных сайтов статистики миграционной службы Финляндии, службы занятости, базы данных Статистического управления Финляндии, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), национального управления образования Финляндии.

Abstract

Until the 1960s, Finland was more often the country of origin than the country of destination. Once a depressed area, it soon turned into a welfare state, becoming one of the most attractive countries for international migrants. Since Finland’s labour market and society are beset with demographic problems, the country gladly accepts labour migrants, particularly those from neighbouring states. Most EU immigrants coming to Finland are Estonians. Immigration from without the EU — from Russia and other former Soviet countries — has, however, an even greater potential. Non-EU immigration falls into several categories — from seasonal labour migration to the relocation of top specialists and entrepreneurs. Currently, family reunification, marriages, and student and labour migration account for most migration from Russia to Finland. This article attempts to study immigration to Finland from neighbouring countries, primarily from Russia. The result of the study is an analysis of principal channels of international migration to Finland. These are family reunification, student migration, top specialist relocation, and the expansion of Russian business. Finland is in dire need of healthcare specialists, researchers, business development and IT specialists, and other professionals. For example, Russia-bordering Finnish regions lack upper and middle-level healthcare specialists. The focus of the study is on the professional and socio-demographic structure of labour migration to Finland and the country’s migration policy on the adaptation and integration of Russian-speaking immigrants. The article gives a general picture of Finland’s migration policy on labour migration from Russia and other countries. In collecting and processing materials, data from official websites of Finland’s Migration Service and Employment Service, the database of Statistics Finland, the Organisation for Economic Cooperation and Development, and the Finnish National Agency for Education were used.

Скачать статью Download an article

Медиаобразы Калининградской области в структуре миграционных установок миллениалов и реформенного поколения

Media images of the Kaliningrad region in the structure of migration attitudes of millennials and the reform generation Аннотация

Статья посвящена выявлению роли конструируемого в СМИ образа региона в формировании миграционных установок переселенцев. Внимание обращено на Калининградскую область — российский эксклав, прирост численности населения которого происходит исключительно за счет миграции. Цель статьи — определить значимость ключевых медиаобразов Калининградской области в процессе принятия решения об иммиграции миллениалов и представителей реформенного поколения (концепция поколений В.В. Радаева). Эмпирическую базу исследования составили публикации о Калининградской области в региональных и федеральных СМИ России за 2014—2018 годы (N = 1913) и полуструктурированные интервью с информантами (N = 44). Основные исследовательские методы — анализ публикаций и глубинные интервью с последующей обработкой в программе Atlas.ti. В результате анализа публикаций СМИ были выделены пять образов Калининградской области, постоянно присутствующих в российском информационном пространстве: регион международного сотрудничества, военный форпост, экономически и туристически привлекательный регион, регион с развивающейся инфраструктурой. Наибольшие межпоколенческие отличия в оценке значимости медиаобразов обнаружены в отношении Калининградской области как военного форпоста и экономически привлекательного региона. Представители реформенного поколения более склонны, чем миллениалы, к восприятию военной угрозы со стороны других стран, поэтому условие защищенности было значимым при переезде. Миллениалы проявили большую осведомленность о составляющих образа экономически привлекательного региона, что послужило весомым иммиграционным фактором. Сделан вывод о том, что различия между миллениалами и реформенным поколением в оценке значимости медиаобразов Калининградской области во многом обусловлены спецификой миграционных мотивов. Для миллениалов приоритетом являются возможности для трудоустройства и карьерного роста, в то время как для реформенного поколения — расчет на выбор комфортного места проживания в старости.

Abstract

The article explores the role of the image of a region created in mass media in the formation of migration attitudes. Attention is drawn to the Kaliningrad region — a Russian exclave, whose population growth is solely due to migration. The purpose of the article is to determine the significance of the key media images of the Kaliningrad region in the decision-making process on the immigration of millennials and the reform generation (Radaev's concept of generations). Publications about the Kaliningrad Region in Russian media (2014—2018) (N =1,913) and semi-structured interviews (N =44) formed the empirical basis of the study. The main research methods are the analysis of publications and in-depth interviews with their subsequent processing using the Atlas.ti software. Five images of the Kaliningrad region constantly present in the Russian information space were identified: a region of international cooperation, a military outpost, an economically and touristically attractive region, and a region with a developing infrastructure. The most significant intergenerational differences were identified in relation to the Kaliningrad region as a military outpost and an economically attractive region. Compared with millennials, the reform generation is more inclined to perceive a military threat from other countries, therefore the security issue was a significant factor when deciding to relocate. Millennials showed greater awareness of what constitutes the image of an economically attractive region. It is concluded that the differences between millennials and the reform generation in assessing the significance of the media images of the Kaliningrad region are largely due to the specifics of migration motives. For millennials, the priority is employment opportunities and career growth whilst for the reform generation, it is finding a comfortable place to live in old age.

Скачать статью Download an article