Балтийский регион

2017 Том 9 №3

Экономика

Страны Прибалтики на пути к экономике замкнутого цикла

Аннотация

Экономика замкнутого цикла становится предметом широкого круга исследований не только в европейских государствах, но и во всем мире. Эксперты рассматривают ее в качестве потенциальной стратегии развития общества, которая сможет повысить благосостояние, ослабляя при этом зависимость государств от сырья и энергии. Многие предприниматели видят в циклической экономике путь к активизации экономического роста и увеличению прибыли. Правительства многих стран активно участвуют в обсуждении вопросов привлекательности перехода к экономике замкнутого цикла, ее влияния на количество рабочих мест, экономический рост и окружающую среду. Цель настоящей работы — изучить основные задачи экономики замкнутого цикла, проследить ее основные выгоды, а также проанализировать уровень трансформации экономики стран Прибалтики в циклическую. На данный момент страны Прибалтики недостаточно активно используют возможности циклической экономики. Например, показатели Латвии, Литвы и Эстонии по переработке мусора значительно уступают другим европейским государствам. Преимущественно это связано с тем, что данные государства во многом зависят от европейских фондов софинансирования. Увеличение финансирования будет способствовать внедрению технологий экономики замкнутого цикла.

Abstract

Circular economy has been studied extensively both in Europe and worldwide. It is largely viewed as a potential strategy for societal development, aimed to increase prosperity while reducing dependence on raw materials and energy. Many businesses regard circular economy as a way to enhance economic growth and increase profits. Governments across the world actively engage in the discussion about the benefits of a transition to a circular economy and about its impact on employment, economic growth, and the environment. This paper aims to study the major issues of circular economy, to identify its advantages, and to offer an insight into the transition stage the Baltic States are undergoing today on their way to circular economy. It is stressed that the Baltic countries are not fully using the opportunities offered by a circular economy. For example, Latvia’s, Lithuania’s, and Estonia’s recycling rates are significantly below those of other European countries. The Baltics depend heavily on EU financial support. An increase in funding will contribute to the implementation of circular economy technologies.

Скачать статью

Развитие государственно-частного партнерства как способ минимизации инвестиционных рисков в Калининградской области

Аннотация

Целью исследования послужил системный анализ экономических и правовых рисков при осуществлении инвестиционной деятельности в Калининградской области, а также обоснование необходимости использования государственно-частного партнерства (далее — ГЧП) как способа их минимизации в целях повышения инвестиционной привлекательности региона и решения на этой основе задач развития. Комплексного изучения ГЧП как способа минимизации инвестиционных рисков на региональном уровне в современных условиях не проводилось. В этой связи исследование проблемы минимизации инвестиционных рисков через обоснование безальтернативности развития механизмов ГЧП в уникальном регионе РФ — Калининградской области — имеет научную новизну. Исследованы существующие инвестиционные риски, условия, барьеры и направления совершенствования инвестиционного климата Калининградской области. Приведены данные об инвестициях в регион, рассмотрены основные элементы инвестиционной политики Калининградской области. Обоснована необходимость реализации «точек роста» региональной экономики на условиях ГЧП и систематизированы возможности развития ГЧП в целях преобразования экономики региона. Предлагается осуществлять участие Калининградской области и муниципалитетов в партнерских проектах в порядке, который, в-первых, был бы транспарентен и понятен иностранным и отечественным инвесторам и соответствовал лучшей мировой практике, а во-вторых, позволял органам исполнительной власти и бизнесу совместно определять наиболее эффективные легальные модели их взаимодействия в рамках партнерства. Определена роль государственно-частного партнерства в решении задач развития Калининградской области и выработаны некоторые конкретные предложения, способствующие снятию ограничений внедрения проектов ГЧП в регионе.

Abstract

This study undertakes a contextual analysis of economic and legal risks associated with investment in the Kaliningrad region. The authors emphasise the importance of public-private partnership (PPP) in minimising such risks in order to enhance the region’s attractiveness and to solve development problems. PPP has never been studied as a means to minimise regional investment risks in current conditions. This accounts for the scientific novelty of examining investment risks minimisation through proving the essentiality of developing PPP mechanisms on a unique Russian territory — the Kaliningrad region. The article analyses current investment risks, conditions, barriers, and avenues to enhance the investment climate in the Kaliningrad region. The authors utilise data on current investment in the region and consider the principles of the region’s investment policy. The study stresses the need to develop the regional economy’s ‘points of growth’ within PPP schemes. It is proposed that the region and its municipalities should participate in partner projects in a manner that, firstly, is transparent to national and international investors and concordant with best practices and, secondly, enables the executive authorities and businesses to collaborate in developing the most efficient legal framework for partnership. The article identifies the role of PPP in solving the problem of regional development and gives recommendations on overcoming barriers and implementing PPP projects in the region.

Скачать статью

Общество

Исламская «диффузия» в странах Балтийского региона: плоды европейского мультикультурализма

Аннотация

Рассматривается Западная Европа как ведущий центр притяжения иммигрантов в последние десятилетия, особенно в связи с «арабской весной». В качестве показательных регионов избраны страны Балтийского региона. Они поразному «разбавлены» мусульманскими иммигрантами, но практически в каждой из них мусульманские диаспоры являются самыми многочисленными и быстрорастущими. Мусульманским общинам в странах региона, безусловно, присущи некоторые общие черты, но характерны и существенные различия, обусловленные, в частности, политикой правительств в отношении интеграции мигрантов. Цель статьи — выявление специфики процесса мусульманской миграции в страны Балтийского региона, особенно ввиду событий, именуемых «арабской весной», и их последствий. Анализируется хронология мусульманской иммиграции в страны Балтийского региона. Отмечается, что при всех сложностях более успешно интеграция мусульманских иммигрантов происходит, например, в Германии и Финляндии, в то время как в Швеции и Дании она явно «буксует». В странах региона, как и во всей Западной Европе, пока не сформированы концептуальные основы миграционной и интеграционной политики в отношении мусульманских иммигрантов. Авторы излагают возможные сценарии интеграции мусульманского населения: «имитационный», «конфронтационный», «сингапурский» и «палестинский». В качестве наиболее реального для стран Балтийского региона указывается «палестинский сценарий» — в связи с наблюдающимся сознательным отказом от адаптации и интеграции мигрантов в принимающий их социум.

Abstract

This article considers Western Europe as a principal centre that has been attracting migrants over recent decades, primarily, in the aftermath of the Arab Spring. The Baltic region states are chosen for demonstration. Although they have different proportions of Muslim immigrants, Muslim diasporas are the most numerous and rapidly growing ones in the Baltics. Undoubtedly, Muslim communities across the region enjoy certain similarities. The differences they have are explained, among other factors, by national policies towards migrant integration. This article aims to identify the features of Muslim migration to the Baltic States in the aftermath of the Arab Spring. The authors analyse the timeline of Muslim immigration to the Baltic region. It is stressed that, despite current difficulties, Germany and Finland are more successful in integrating immigrants than, for instance, Sweden and Denmark. Just like other Western European countries, the Baltic States have not developed a conceptual framework for their migration and integration policies towards Muslim immigrants. The authors describe possible Muslim integration scenarios — the Singaporean and Palestinian ones, simulation, and confrontation. Given their apparent conscientious refusal to adapt and integrate migrants, the Baltic States are most likely to face the Palestinian scenario.

Скачать статью

Индекс развития человеческого потенциала как инструмент оценки уровня социального развития стран Балтийского региона

Аннотация

В целях актуализации стратегии развития России целесообразно сравнить РФ по уровню социального развития с другими странами Балтийского региона, часть из которых относится к мировым лидерам по качеству жизни населения. Наиболее популярным инструментом сопоставления стран по уровню социального развития являются комплексные интегральные показатели, при расчете которых учитываются различные компоненты, определяющие качество жизни населения. Проводится анализ современного уровня социального развития стран Балтийского региона, также представлена динамика его изменения в период с 1990 по 2016 год. Анализ производится на основе значений индекса развития человеческого потенциала, именуемого также индексом человеческого развития. Обладая как неоспоримыми преимуществами, так и существенными недостатками, данный индекс по-прежнему остается самым популярным и авторитетным инструментом оценки уровня социального развития страны. Статистический анализ социального уровня развития с использованием результатов значений индекса развития человеческого потенциала позволяет дифференцировать страны Балтийского региона по трем группам, различающимся как современным уровнем социального развития, так и особенностями его развития в исследуемый отрезок времени. Делается вывод, что за весь период исследования наибольший разрыв в уровне социального развития между странами Балтийского региона наблюдался в 2000 году. В дальнейшем для стран региона был характерен процесс сокращения уровня разрыва, в первую очередь за счет активного социального развития стран третьей группы: Литвы, Латвии, России. С учетом характера социально-экономического развития стран Балтийского региона в период 2015—2016 годов с высокой долей уверенности можно прогнозировать, что в ближайшие годы для всех стран региона будет характерно снижение темпов роста уровня социального развития, сопровождающееся одновременным усилением разрыва в уровне социального развития между странами.

Abstract

Reinvigorating Russia’s development strategy requires a comparison between the social development of the Russian Federation and other Baltic region states, some of which are world leaders in terms of living standards. The most popular tools for country comparison are composite indices that take into account various components affecting the quality of life. This article analyses the current level and changes in the social development of the Baltic States in 1990—2016. The analysis is based on the values of human development index. Having distinct advantages and disadvantages, this index remains to be the most popular and influential tool for assessing a country’s social development. A statistical analysis carried out with the use of HDI values makes it possible to divide the Baltic States into three groups according to their current development level and advancement trajectories. The greatest gap in progress was observed in 2000. Later, it narrowed as the social advancement of the third group — Lithuania, Latvia, and Russia — accelerated. The nature of the Baltic States’ social improvement in 2015—2016 suggests that a decrease in social development rates will be observed in the coming years across the region, and the gap between the countries will increase.

Скачать статью

Эмпирический подход к восприятию сотрудниками польских банков систем повышения мотивации персонала

Аннотация

Рассматривается проблема эффективности систем повышения мотивации персонала. Это одна из наиболее сложных проблем в управлении персоналом, так как к эффективности управления персоналом и корпоративному PR выдвигаются строгие требования. Актуальность данной темы обусловлена влиянием, оказываемым системой повышения мотивации на все этапы управления персоналом. Представлены результаты эмпирического обследования сотрудников польских банков, имевшего целью установить степень соответствия мотивационных систем банков личным ожиданиям сотрудников, а также проанализировать воздействие поощрения на такое соответствие. Выдвигается тезис о том, что сотрудники мужского пола в большей степени удовлетворены банковскими системами повышения мотивации, чем сотрудники женского пола. Вывод подкрепляется результатами, полученными на выборке из 1920 сотрудников польских банков. Статья состоит из пяти разделов. За введением следует второй раздел, в котором рассматривается система повышения мотивации персонала и анализируется сформулированный выше тезис. В третьем разделе представлены источники и методы исследования, в четвертой части делаются выводы, пятая часть является заключительной.

Abstract

This article considers employee satisfaction with incentive systems. Strict requirements for the efficiency of human resource management (HRM) and internal public relations make it a major management problem. The importance of this study lies in the fact that incentives affect all stages of HRM. This work reports the results of an empirical survey of Polish bank employees, which was aimed to establish to what degree incentive systems met employees’ expectations, and to analyse the impact of such incentives on employee satisfaction. The authors advance the thesis that male bank employees are more satisfied with existing incentive systems than their female counterparts. The discussion is supported by empirical research based on a sample of 1, 920 Polish bank employees. The article is divided into five sections. The introductory section is followed by Section Two, which reviews employee motivation and analyses the above thesis. Section Three describes data sources and research methods, and Section Four presents findings and conclusions.

Скачать статью

Конфессиональное пространство современной Швеции: христианские деноминации

Аннотация

Рассматриваются пространственно-временная диффузия христианских ценностей на территории Швеции и особенности ее современного конфессионального пространства. Цель работы — выявить историко-географические особенности формирования христианского пространства Швеции и современные тенденции его трансформации, а также ввести в научный оборот данные по экономической деятельности крупных религиозных организаций. Актуальность обусловлена тем, что на данный момент христианство— лидирующая по числу последователей религия в Швеции, а именно религия во многом формирует мировоззренческие ориентиры в обществе. Описывается трансформация административно-территориальной и канонической структуры христианских конфессий в Швеции. Утверждается, что, несмотря на секуляризацию общества Швеции, религия остается одним из важнейших компонентов культуры коренного населения и мигрантов, а значит, конфессиональное пространство требует своего изучения. Особое внимание уделяется новейшим изменениям в христианском пространстве Швеции. Для нас актуально, что в нем увеличивается роль приходов Русской православной церкви Московского патриархата, что проявляется в расширении культовой инфраструктуры и усложнении ее территориальной системы. В статье впервые в научной литературе приводятся и анализируются данные, касающиеся экономической организации конфессионального пространства в одной из зарубежных стран. Выявлена связь между миграционными процессами в обществе и изменением внутренней структуры христианского пространства.

Abstract

This article considers spatial and temporal diffusion of Christian values in Sweden and examines the features of the country’s confessional space. The work aims to identify historical and geographical characteristics of the formation of Sweden’s Christian space and of its current transformation. Another objective is to introduce data on the economic activities of large religious organisations into scholarly use. The relevance of this work lies in the fact that Christianity is the most popular religion in Sweden, given that it is religion that has a profound effect on worldview in a society. The article describes the transformation of territorial and canonical structure of Christian denominations in Sweden. It is argued that, despite secularisation of Swedish society, religion remains a key component in both host and immigrant cultures, which requires a study of the denominational space. Special attention is paid to recent changes in Sweden’s Christian space. The authors emphasise the growing role of the parishes of the Russian Orthodox Church of the Moscow Patriarchate, which is manifested in the rising number of religious facilities and a growing territorial presence. This study is the first in its kind to analyse data on the economic organisation of a foreign country’s denominational space. The authors establish a connection between migration processes in a society and changes in the internal structure of its Christian space.

Скачать статью

Пространство

Выявление важнейших групп стейкхолдеров для целей реализации политики территориального брендинга в Санкт-Петербурге

Аннотация

В современном мире бренд региона становится ценным нематериальным активом его экономики, важнейшим конкурентным ресурсом для налаживания партнерских отношений. Разработка эффективной политики территориаль-ного брендинга невозможно без четкого представления об интересах каждой группы стейкхолдеров. При этом необходимо принимать во внимание, что каждый регион по-своему уникален. Территории отличаются между собой по набору стейкхолдеров, степени их влияния на развитие региона, имеющимися в их распоряжении рычагами воздействия на лица, принимающие решения, касающиеся региональной политики. Цель исследования — уточнение понятия и определение основных групп стейкхолдеров для мероприятий брендинга Санкт-Петербурга. Применены методы теоретической и эмпирической типологизации стейкхолдеров территории с использованием теоретических установок, предложенных Э. Фрименом, а также Ф. Котлером, С. Зенкером и Э. Брауном. В работе уточняются понятия и определяются основные группы региональных стейкхолдеров. Предложенная авторская модель целевых аудиторий (групп стейкхолдеров) для политики территориального брендинга рассматривается на примере Санкт-Петербурга. Показано, что для каждой из целевых аудиторий территориального маркетинга следует разрабатывать собственную политику. Это объясняется тем, что каждая группа имеет специфические характеристики, которые необходимо учитывать и при разработке тех или иных сообщений, и при их трансляции.

Abstract

Regional brands have become a valuable intangible asset and a crucial competitive resource for forging partnerships. An effective place branding policy is impossible without a precise understanding of the interests of stakeholder groups. It is essential to realize that each region is unique in its own way. Territories differ in the structure of stakeholders, their influence on regional development, and the range of leverages over regional decision-makers. This study aims to give a more precise definition of key groups of stakeholders in Saint Petersburg place branding, and to identify them. The authors employ the method of theoretical and empirical typology of a territory’s stakeholders within a theoretical framework proposed by E. Freeman, P. Kotler, S. Zenker, and E. Brown. The article defines the concept of key regional stakeholders and identifies them. The proposed target audience (stakeholder group) model for a place branding policy is tested on the case of Saint Petersburg. The authors show that each target audience of place marketing requires an individual policy. This is explained by the fact that each group enjoys its unique features that should be taken into account when creating and transmitting messages.

Скачать статью