Значение критики «нового психофизиологического закона» А. И. Введенского в русской философии :: Единая Редакция научных журналов БФУ им. И. Канта

×

Ваш логин
Зарегистрироваться
Пароль
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
   
Наука одна: двух наук нет, как нет двух вселенных...
Александр Герцен

DOI-генератор Поиск по DOI на Crossref.org

Значение критики «нового психофизиологического закона» А. И. Введенского в русской философии

Автор Владимиров П. А.
DOI 10.5922/0207-6918-2017-1-5
Страницы 52-65
Статья Загрузить
Ключевые слова трансцендентальная философия, Введенский, русское неокантианство, критицизм, новый психофизиологический закон
Ключевые слова (англ.) transcendental philosophy, Vvedensky, Russian Neo-Kantianism, new psychophysiological law
Аннотация Проводится историко-философский анализ критики «нового психофизиологического» закона А. И. Введенского. Рассмотрены наиболее основательные критические замечания русских философов, среди которых стоит отметить публикации П. Е. Астафьева, Н. Я. Грота, Л. М. Лопатина, Э. Л. Радлова, С. Н. Трубецкого. С их участием в конце XIX в. разворачивается активная дискуссия на страницах научных изданий. Основной темой обсуждения стали положения из работы «О пределах и признаках одушевления», опубликованные тезисами в 16-й книге журнала «Вопросы философии и психологии». А. И. Введенский, формулируя закон «отсутствия объективных признаков одушевления», затрагивает вопросы, относящиеся не только к области философии сознания, но и вскрывает нарастающие противоречия в русской философии, обусловленные развитием естественно-научного знания при сохраняющемся господстве идей религиозной философии. Русский философ посредством применения критицизма пытается выявить метафизические начала в научном знании с целью их устранения, сохраняя лишь особое поле критической метафизики, которая занимается вопросами, выходящими за границы доступного рационального познания. Такой подход к роли метафизики, а также проведение линии разделения предметной области философии и психологии при условии необходимости цельного знания стали причинами негативной критики «нового психофизиологического закона». Выделяется позиция А. И. Введенского, прослеживающаяся во всем его последующем творчестве, — постановка задачи о необходимости создания цельного миропонимания, включающего наличие ответов на все феномены человеческого существования, в том числе и традиционно относящихся к предметам вненаучного знания. Дается характеристика творчества А. И. Введенского и роли в развитии русской критической философии. Постулируется положение о том, что анализ полемики представляет интерес не только как факт исторического развития русской философской мысли, но и позволяет иначе рассмотреть круг тех проблем, которые возникают при попытке создания средств объективного и достоверного познания в философии и науке, что потенциально объединяет их предметно-исследовательскую деятельность. Приводятся основания, согласно которым его философские воззрения можно отнести к неокантианству, что демонстрирует их специфику и актуальность для последующего историко-философского анализа.
Аннотация (англ.) This article analyses the historical and philosophical critique of A. I. Vvedensky’s ‘new psychophysiological’ law. The author examines the most substantial commentaries, namely, those by P. E. Astafyev, N. Y. Grot, L. M. Lopatin, E. L. Radlov, and S. N. Trubetskoy. At the end of the 19th century, these authors contributed to an active discussion in the pages of scientific journals. The discussion focused on the ideas expressed in the work On the Limits and Characteristics of Becoming Conscious, which was published in the form of theses in book 16 book of the journal Problems of Philosophy and Psychology. Trough formulating the law of the absence of objective evidence of becoming consciousness, Vvedensky did not only raise issues relating to philosophy of mind but also pointed to the growing contradictions in Russian philosophy caused by the development of scientific knowledge amid the dominance of religious philosophy. Using the tools of criticism, the Russian philosopher identified the metaphysical origins in scientific knowledge in order to eliminate them, although preserving the particular critical field of metaphysics dealing with issues transcending the available rational knowledge. Such an approach to the role of metaphysics, as well as demarcation of the border between philosophy and psychology amid the need for coherent knowledge provoked sharp criticism. The author describes Vvednesky’s position, which can be traced in all of his later works. Its central elements is the need to create a coherent understanding of the world providing answers to all the phenomena of human existence, including those traditionally interpreted as objects of nonscientific knowledge. In the conclusion, the author focuses on the characteristics of Vvedensky’s oeuvre and its role in the development of Russian critical philosophy. It is postulated that an analysis of the discussion not only is interesting as a fact in the history of Russian philosophical though but it also gives a new perspective on the problems arising with attempts to create a means for attaining objective and reliable knowledge in philosophy and science, which potentially unites them within research. It is proven that Vvedensky’s philosophical ideas can be classed as Neo-Kantian, which emphasises their unique features and relevance for further historical and philosophical analysis.
Список литературы 1. Астафьев П. Е. Вера и Знание в единстве мировоззрения (опыт начала критической монадологии). М., 1893.
2. Белов В. Н. А. И. Введенский — родоначальник русского неокантианства // Неокантианство в России: Александр Иванович Введенский, Иван Иванович Лапшин. М., 2013. С. 74—93.
3. Введенский А. И. Вторичный вызов на спор о законе одушевления и ответ противникам // Вопросы философии и психологии. М., 1893. Кн. 18. С. 120—148.
4. Введенский А. И. О пределах и признаках одушевления // Журнал Министерства народного просвещения. СПб., 1892. Ч. 281. С. 73—112.
5. Введенский А. И. Логика как часть теории познания. М., 2014.
6. Введенский А. И. О пределах и признаках одушевления. М., 2012.
7. Введенский А. И. Опыт построения теории материи на принципах критической философии. М., 2011.
8. Введенский А. И. Психология без всякой метафизики. М., 2013.
9. Введенский А. И. Статьи по философии. СПб., 1996.
10. Грот Н. Я. О задачах журнала // Вопросы философии и психологии. М., 1889. Кн. 1. С. 1—20.
11. Лопатин Л. М. Новый психофизиологический закон г. Введенского // Вопросы философии и психологии. М., 1893. Кн. 19. С. 60—81.
12. Лосский Н. О. История русской философии. М., 2007. С. 213—223.
13. Малинов А. В., Осипов И. Д. Логицизм А. И. Введенского в историко-философском освещении // Актуальность И. Канта. СПб., 2005. С. 299—310.
14. Малинов А. В. «Психо-физический закон» А. И. Введенского и его критики // Неокантианство в России: Александр Иванович Введенский, Иван Иванович Лапшин. М., 2013. С. 127—154.
15. Радлов Э. Л. Неудачный метафизик // Вестник Европы. СПб., 1893а. Т. 1. С. 898—912.
16. Радлов Э. Л. Ответ проф. Введенскому // Вопросы философии и психологии. М., 1893б. Кн. 19. С. 105—109.
17. Сеземан В. Э. Рациональное и иррациональное в системе философии // Логос. М., 1911. Кн. 1. С. 93—122.
18. Сироткина Л. С. Теоретические компоненты образа психологии в русской логико-философской мысли конца 19 в. (в контексте проблемы психологизма русской логики конца 19 — начала 20 в.) // РАЦИО.ru. 2015. № 15. С. 196—221.
19. Трубецкой С. Н. К вопросу о признаках сознания (А. Введенский: О пределах и признаках одушевления) // Вопросы философии и психологии. М., 1893. Кн. 16. С. 97—109.
Reference 1. Astafiev, P. E. 1893, Vera i Znanie v edinstve mirovozzreniya (opit nachala kriticheskoi monadologii) [Faith and Knowledge in the unity of Outlook (the experience of the early critical monadologie)], Moscow.
2. Belov, V. N. 2013, Vvedensky—rodonachalnik russkovo neokantianstva [Vvedensky — the founder of Russian neo-Kantianism], Neokantianstvo v Rossii: Aleksandr Ivanovich Vvedensky, Ivan Ivanovich Lapshin [Neo-Kantianism in Russia: Alexander Vvedensky, Ivan Lapshin], P. 74—93, Moscow.
3. Vvedensky, A. I. 1893, Vtorichnij vizov na cpor o zakone oduschevleniy i otvet protivnikam [Secondary call to dispute about the law of animation and response to the opponents], Voprosi filosofii i psihologii [Questions of philosophy and psychology], Vol. 18, p. 120—148, Moscow.
4. Vvedensky, A. I. 2014, Logika kak chas't teorii poznaniya [The logic as part of the theory of knowledge], Moscow.
5. Vvedensky, A. I. 2012, O predelah i priznakah oduschevleniya [The limits and signs of animation], Moscow.
6. Vvedensky, A. I. 2011, Opit postroeniya teorii materii na kriticheskoj filosofii [The experience of building a theory of matter on the principles of critical philosophy], Moscow.
7. Vvedensky, A. I. 1892, O predelah i priznakah oduschevleniya [The limits and signs of animation], Zhurnal Ministerstva narodnogo prosveshcheniya [Journal of the Ministry of national education], vol. CCLXXXI, p. 73—112, St Petersburg.
8. Vvedensky, A. I. 2013, Psihologya bez vsyakoj metafiziki [The psychology without any metaphysics], Moscow.
9. Vvedensky, A. I. 1996, Stat'ei po filosofii [Articles on philosophy], St Petersburg. 
10. Grot, N. Y. 1889, O zadachah zhurnala [The mission of the journal], Voprosi filosofii I psihologii [Questions of philosophy and psychology], Vol. 1, p. 1—20, Moscow.
11. Lopatin, L. M. 1893, Novij psihofiziologicheskij zakon g. Vvedenskogo [A new physiological law Vvedensky], Voprosi filosofii I psihologii [Questions of philosophy and psychology], Vol. 19, p. 60—81, Moscow.
12. Lossky, N. O. 2007, Istoriy russkoj filosofii [History of Russian philosophy], P. 213—223, Moscow.
13. Malinov, A. V. Osipov, I. D. 2005, Logizizm A. I. Vvedenskovo v istoriko — filosofskom osvyschenii [The logicism of Vvedensky A. I. in historical and philosophical light], P. 299—310, Moscow.
14. Malinov, A. V. 2013, «Psiho-fizicheskii zakon» A. I. Vvedenskovo i ego kritiki ["Psycho — physical law" A. I. Vvedensky and his critics], Neokantianstvo v Rossii: Aleksandr Ivanovich Vvedensky, Ivan Ivanovich Lapshin [Neo-Kantianism in Russia: Alexander Vvedensky, Ivan Lapshin], P. 127—154, Moscow.
15. Radlov, E. L. 1893, Neudachnij metafizik [Failed metaphysician], Vestnik Evropi [Herald Of Europe], Vol. 1, p. 898—912.
16. Radlov, E. L. 1893, Otvet proff. Vvedenskomu [The answer of Prof. Vvedensky], Voprosi filosofii i psihologii [Questions of philosophy and psychology], Vol. 19, p. 105—109, Moscow.
17. Sezeman, V. S. 1911, Rationalnoe i irrationalnoev sisteme filosofii [The rational and the irrational in the system of philosophy], Logos [Logos], Vol. 1, p. 93—122, Moscow.
18. Sirotkina, L. S. 2015, Teoreticheskie komponenti obraza psihologii v russkoi logiko-filosofskoi misli kontsa 19 v. (v kontekste problem psilogizma russkoi logiki 19 v. — nachala 20 vv.) [The theoretical components of the image of psychology in the Russianlogical philosophy of the late 19th century. (In the context of Russian psychology of logic end of the 19th century—early 20th century)], Рацио. ru [Ratio. ru], no. 15, p. 196—221.
19. Trubetskoy, S. N. 1893, K voprosu o priznakah soznaniy (A. Vvedensky: O predelah i priznakah oduschevleniya) [To the question about the signs of consciousness (A. Vvedensky: On the limits and signs of animation)], Voprosi filosofii i psihologii [Questions of philosophy and psychology], Vol. 16, p. 97—109, Moscow.

Назад в раздел