Донелайтис и Кант: к вопросу о герменевтике выживания в эпоху «тайны беззакония» :: Единая Редакция научных журналов БФУ им. И. Канта

×

Ваш логин
Зарегистрироваться
Пароль
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
   
Наука есть не что иное, как отображение действительности
Фрэнсис Бэкон

DOI-генератор Поиск по DOI на Crossref.org

Донелайтис и Кант: к вопросу о герменевтике выживания в эпоху «тайны беззакония»

Автор Гильманов В. Х.
DOI 10.5922/0207-6918-2015-4-3
Страницы/Pages 34-51
Статья Загрузить
Ключевые слова время, сознание, хроносотериология, темпорология, герменевтический круг, пиетизм, антропология, эсхатология, свобода
Keywords time, consciousness, chronosoteriology, temporology, hermeneutic circle, pietism, anthropology, eschatology, freedom
Аннотация Анализируются так называемые хроносотериологии Кристионаса Донелайтиса и Канта. Де¬лается акцент на различии онтологических оснований этих сотериологий по причине разных герменевтических кругов. Исследуется влияние пиетизма на формирование герменевтических принципов у обоих. Предпринимается попытка хотя бы частичной актуализации хроносотериологических концепций Донелайтиса и Канта в контексте современных глобальных угроз.
Донелайтис, которого по праву считают основоположником литовской культуры, и Кант учились в Альбертине: Донелайтис — с 1736 года, а Кант — с 1740. Это было время пиетизма, который, однако, в Кёнигсберге первой половины XVIII века оказывается не столь однозначно обусловлен догматикой ортодоксального лютеранства. Представители пиетизма проявляют сотериологическую волю к исправлению мира через просвещение, что вступает в противоречие с догматом о предопределении. Эта воля отчетливо распознается не только в философско-педагогических усилиях Канта, но и в достойной серьезного внимания педагогике Донелайтиса, который, несмотря на глубокое пиетистское образование, уже в университетские годы проявлял большой интерес к физикотеологии и альтернативным пиетизму учениям.
Донелайтис и Кант никогда не встречались и имеют различные мировоззрения, однако также и нечто общее, что связано с проблемой времени. Их объединяет идея, что время есть не просто связанная с пространством форма существования материи, а прежде всего герменевтическая категория. Это означает, что время в своей сокровенной сути не просто объективно и абсолютно, но относительно, однако не в чисто эйнштейновском смысле, а в герменевтическом: время — функция от по¬ни¬мания. В этой связи темпорологии Донелайтиса и Канта едины в аспекте ответственности человека за время, которую оба связывают с вопросом о возможности свободы. Именно «тайна свободы» есть средство против действия «тайны беззакония».
Abstract (summary) This article analyses the so-called chornosoteriology as viewed by Kristijonas Donelaitis and Kant. Special attention is paid to the differences between the ontological foundations of these soteriologies stemming from differences in the hermeneutic circles. The influence of pietism on the development of the hermeneutic principles is analysed in the works of both authors. An attempt is made at a partial revision of Donetlaitis’s and Kant’s chronosoteriological concepts in the context of modern global threats. Both Donelaitis — rightfully considered the founder of Lithuanian culture — and Kant studied at Albertina: Donelaitis from 1736 and Kant from 1740. This was the era of pietism. However, in Königsberg of the first half of the 18th century, pietism was not determined solely by the dogmatics of orthodox Lutheranism. Adherents of pietism demonstrate soteriological will to improve the world through enlightenment, which contradicts the predestination dogma. This will is found not only in Kant’s philosophical and pedagogical endeavours, but also in Donelaitis’s pedagogy, which deserves serious attention. Despite his deeply pietistic education, Donelaitis expressed keen interest in physicotheology and alternatives to pietism as early as his university years. Donelaitis and Kant never met; they had different worldviews. However, they also had something in common relating to the problem of time. They shared the idea that time is not only a form of material existence connected to space but, primarily, a hermeneutic category. It means that, in its very essence, time is not only objective and absolute, but also relative in a hermeneutic rather than Einstein’s sense — time is a function of understanding. In this respect, Donelaitis’s and Kant’s temporologies are similar in terms of personal responsibility for time, which both authors associate with the possibility of freedom. The ‘mystery of freedom’ is a means to combat the ‘mystery of inequity’.
Список литературы
1.    Восточная Пруссия. Исторические очерки, документы, материалы / под ред. В. С. Исупова и Г. В. Кретинина. Калининград, 1996.
2.    Гулыга А. Кант. М., 1977.
3.    Донелайтис К. Времена года. Калининград, 2005.
4.    Кант И. К вечному миру // Кант И. Собрание сочинений : в 8 т. М., 1994а. Т. 7.
5.    Кант И. Конец всего сущего // Там же. Т. 8.
6.    Кант И. Критика чистого разума. // Там же. М., 1994. Т. 3.
7.    Кант И. Метафизика нравов // Там же. Т. 6.
8.    Кант И. Основоположения метафизики нравов. // Там же. Т. 4.
9.    Кант И. Ответ на вопрос: Что такое Просвещение? // Там же. М., 1994б. Т. 8.
10.    Кант И. Спор факультетов // Там же. Т. 7.
11.    Лавринович К. Альбертина. Калининград, 1995.
12.    Hamann J. G. Briefwechsel. Bd. I—III. Wiesbaden ; Frankfurt a/M, 1955—1979.
13.    Irrlitz G. Kant-Handbuch. Leben und Werk. Stuttgart, 2002.
Reference 1.    Vostochnaja Prussia [Eastern Prussia]. 1996, Kaliningrad.
2.    Gulyga, A. 1977, Kant, Moscow.
3.    Donelaitis, K. 2005, Vremena goda [Seasons], Kaliningrad.
4.    Kant, I. 1994 a, K vechnomu miru [To eternal peace]. In: Kant, I. Sobr. Soch. v 8 t. [Works in 8 volumes]. T. 7. Moscow.
5.    Kant, I. 1994 a, Konetz vsego suscego[The finish of all essence]. In: Kant, I. Sobr. Soch. v 8 t. [Works in 8 volumes]. T.8. Moscow.
6.    Kant, I. 1994, Kritika chistogo razuma [Critique of pure reason]. In: Kant, I. Sobr. Soch. v 8 t. [Works in 8 volumes]. T. 3. Moscow.
7.    Kant, I. 1994, Metafizika nravov [Metaphysics of morals]. In: Kant, I. Sobr. soch. v 8 t. [Works in 8 volumes], T. 6. Moscow.
8.    Kant, I. 1994, Osnovopolozhenija k metafizike nravov [Basic principle to the metaphysics of morals]. In: Kant, I. Sobr. soch.v 8 t. [Works in 8 volumes], T. 4. Moscow.
9.    Kant, I. 1994b, Chto takoje prosvescenije? [What is Enlightenment?]. In: Sobr. soch. v 8 t. [Works in 8 volumes], T. 4. Moscow.
10.    Kant, I. 1994b, Spor fakultetov [The dispute Faculties]. In: Kant, I. Sobr. soch. v 8 t. [Works in 8 volumes], T. 8. Moscow.
11.    Lavrinovich, K. 1995, Albertina. Kaliningrad.
12.    Hamann J. G. 1955—1957, Briefwechsel. Bd. I — III, hrsg. von W. Ziesemer und A. Hen¬kel. Wiesbaden; Bd. IV — VII, hrsg. von A. Henkel. Wiesbaden, 1959, Frankfurt am Main, 1965—1979.
13.    Irrlitz G. 2002, Kant-Handbuch. Leben und Werk. Stuttgart.

Назад в раздел