Рецепция этики Когена в России :: Единая Редакция научных журналов БФУ им. И. Канта

×

Ваш логин
Зарегистрироваться
Пароль
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
   
Наука одна: двух наук нет, как нет двух вселенных...
Александр Герцен

DOI-генератор Поиск по DOI на Crossref.org

Рецепция этики Когена в России

Автор Белов В.
DOI 10.5922/0207-6918-2014-4-7
Страницы/Pages 98-110
Статья Загрузить
Ключевые слова Коген, Кант, философия пра¬ва, русская философия, этика, система филосо¬фии.
Keywords Cohen, Kant, philosophy of law, Russian philosophy, ethics, system of philosophy.
Аннотация В статье обращается внимание на восприятие русскими философами рубежа ХХ века этических построений основоположника марбургской школы неокантианства Германа Когена.
Автор выделяет три подхода, характерные для этого восприятия: с позиции русской философии права, с позиции русской религиозной философии и с позиции русских последователей марбургского неокантианца.
Для первых двух подходов характерно несистемное восприятие с акцентом на критику. Для третьего, напротив, системность и попытка указать как на достижения, так и на недостатки в этических построениях Г. Когена.
В обращении русских теоретиков права к анализу этики Когена приоритетными оказались про¬блемы соотношения права и морали. И центральной темой рассуждений в этом аспекте стала тема ориентации этики марбургского философа на юриспруденцию.
Главный упрек, адресуемый последователем философии всеединства В. С. Соловьева Е. Н. Трубецким родоначальнику марбургского неокантианства, состоит в абсолютизации тем метода в философских построениях.
Один из русско-еврейских последователей Германа Когена Аарон Штейнберг выделяет три основных предпосылки философских построений марбургского неокантианца. Это системность, единство культуры и, наконец, еврейство, или «этический монотеизм», пророческий или мессианский.
Только в юриспруденции, убежден другой последователь марбургского философа Сергей Рубинштейн, человек рассматривается уже не с психологической точки зрения, как подверженный эмоциям и аффектам, и не с точки зрения экономической, обусловливаемый своими интересами, но как субъект прав и обязанностей.
Также отечественный автор отмечает несомненный позитив для определения этики в когеновском принципе или законе истины, которая может быть адекватно понята только в единстве логических и этических моментов.
Abstract (summary) This article focuses on the perception of the ethical constructions of the founder of the Marburg school of Neo-Kantianism Hermann Cohen by Russian philosophers abroad. The author identifies three approaches, characteristic of this perception: from the perspective of Russian philosophy of law, from that of Russian religious philosophy, and that of Russian followers of the Marburg Neo-Kantianist. The first two approaches are characterized by a non-systemic perception with an emphasis on critique. The key features of the third one are the system nature and the attempt to stress both the progress and the shortcomings of H. Cohen’s ethical constructions. When analyzing Cohen’s ethics, Russian theorists of law focused on the correlation between law and morals. In this connection, the central issue was the legal orientation of the Marburg philosopher’s ethics. The main drawback of H. Cohen’s constructions emphasized by a proponent of V. S. Soloviev’s all-unity concept, E. N. Trubetskoy, is the absolutizing of method. One of the Jewish-Russian followers of H. Cohen, Aaron Steinberg, identifies three main premises of the philosophical constructions of the Margburg Neo-Kantian — the system nature, cultural unity, and finally, Jewishness or “ethical monotheism” (messianic monotheism). Only jurisprudence, another follower of Cohen, Sergey Rubinstein argues, considers a human being as a holder of rights and responsibilities rather than a being affected by emotions and passion as from the psychological perspective or that guided by their own interests as from the economic one. The Russian philosopher also stresses the evident positivity of the definition of ethics in Cohen’s principle of the law of truth that can be correctly perceived only within a combination of the logical and the ethical.
Список литературы 1.    Дмитриева Н. А. Русское неокантианство: Марбург в России. Историко-философские очерки. М., 2007. С. 213.
2.    Кистяковский Б. А. Социальные науки и право // Кистяковский Б. А. Философия и социология права. СПб., 1998. С. 221—241.
3.    Коген Г. Теория опыта Канта / пер. с нем. В. Н. Белова. М., 2012.
4.    Наторп П. Кант и Марбургская школа // Наторп П. Избранные работы. М., 2006. C. 119—145.
5.    Новгородцев П. И. Русский последователь Г. Когена // Вопросы философии и психологии. 1909. № 99. С. 636—662.
6.    Пома А. Критическая философия Германа Когена / пер. с итал. О. А. Поповой. М., 2012.
7.    Рубинштейн С. Л. О философской системе Г. Когена // Историко-философский ежегодник 92. М., 1994. С. 230—259.
8.    Савальский В. А. Основы философии права в научном идеализме. Марбургская школа философии. Коген, Наторп, Штаммлер и др. Т. 1 // Ученые записки Московского Императорского университета, юрид. ф-та. Вып. 33. М., 1909.
9.    Савальский В. Ответ проф. Новгородцеву // Вопросы философии и психологии. 1910. № 105. С. 341—382.
10.    Спекторский Е. Из области чистой этики // Вопросы философии и психологии. 1905. № 78. С. 384—412.
11.    Трубецкой Е., кн. Панметодизм в этике (К характеристике учения Когена) // Вопросы философии и психологии. 1909. № 97. С. 121—165.
12.    Штейнберг А. З. Герман Коген как воспитатель (1842—1918) // Штейнберг А. З. Философские сочинения. СПб., 2011. С. 284—309.
13.    Cassirer E. Hermann Cohen und die Erneuerung der Kantischen Philosophie. In: Kant-Studien, Bd. 17, Berlin, 1912. S. 252—273.
14.    Cohen H. Ethik des reinen Willens. 2. Aufl. Berlin, 1907.

Назад в раздел