Кантовский сборник

2021 Том 40. №4

Назад к списку Скачать статью Download an article

Спонтанности и сингулярности: гипотетический подход Канта к сверхчувственному и к пересмотру оснований метафизики

Spontaneities and Singularities: Kant’s Hypothetical Approach to the Supersensible and the Re-Foundation of Metaphysics
DOI
10.5922/0207-6918-2021-4-4
Страницы / Pages
76-120

Аннотация

Гипотетический подход к сверхчувственному, разработанный Кантом в его трех «Критиках», примером которого является анализ эстетического и рефлективного суждений в третьей «Критике» с их принципом случайной целесообразности, может рассматриваться как основа для нового фундамента метафизики. Поскольку Кант ограничил познание сферой чувственного созерцания, невозможно теоретическое познание Бога, субъекта, вещей-в-себе и трансцендентальных идей. Это приводит к своего рода «негативной теологии» высшего принципа и сверхчувственного в целом. Причины этого кроются в характере пропозиционального мышления, которое может ограничить единичную, сверхчувственную реальность только посредством предикативных суждений и дискурсивного мышления. Следуя примеру Канта, но вразрез с его терминологией я называю реально существующие сингулярности, включая мыслящих, знающих, желающих, чувствующих уникальных индивидов, которых мы знаем как людей, спонтанностями, чтобы отличить их от описательных характеристик, приписываемых им предикативным мышлением. «Практико-догматическое» изложение Кантом постулатов о Боге и бессмертии души, основанное на «факте свободы» и его связи с моральным императивом, обеспечивает возможность «высшего блага» как конечной цели морального поведения, но не может удовлетворить нашу потребность в познании сверхчувственного. Чтобы «заложить основу» для опыта нашей собственной самосознающей реальности, реальности других, подобных нам, вещей, выходящих за пределы чувственного созерцания, и истинной взаимности, необходим иной метод, который ведет нас «за пределы бытия и мысли» к безусловному началу обусловленной реальности.

Abstract

The hypothetical approach to the supersensible developed by Kant in his three Critiques, exemplified by his analysis of the aesthetic and reflective judgment in his third Critique, with their principle fortuitous purposiveness, can be considered as the basis for a new foundation of metaphysics. According to Kant’s limitation of cognition to the realm of sense intuition, theoretical knowledge of God, the subject, things-in-themselves, transcendental ideas is impossible. This leads to a kind of “negative theology” of the highest principle and the supersensible as a whole. The reasons are rooted in the character of propositional thought, which can only circumscribe a singular, supersensible reality by means of predicative sentences and discursive thought. Taking Kant’s lead, but in contrast to his terminology, I call really existent singularities, including the thinking, knowing, desiring, feeling unique individuals we know as human beings, spontaneities, in order to distinguish them from descriptive characteristics attributed to them by predicative thought. Kant’s “practico-dogmatic” account of the postulates of God and immortality of the soul, based on the “fact of freedom” and its connection to the moral imperative, ensure the possibility of the “highest good” as final aim of moral behaviour — but cannot satisfy our need for knowledge of the supersensible. To “lay the groundwork” for experience of our own self-conscious reality, the reality of others like ourselves, of things which transcend the boundaries of sense intuition, and of true reciprocity, a different method is needed, one which leads us “beyond being and thought” to the unconditional beginning of conditional reality.

Список литературы

Гегель Г. В. Ф. Феноменология духа. М. : Наука, ٢٠٠٠.

Кант И. О поговорке: Может быть, это и верно в теории, но не годится для практики // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Ками, ١٩٩٤а. Т. ١. С. ٢٤٠—٣٥١.

Кант И. Приложение о вопросе, предложенном на премию Королевской Берлинской Академией наук в ١٧٩١ году: Какие действительные успехи создала метафизика в Германии со времени Лейбница и Вольфа? // Соч. : в ٨ т. Т. ٧. М. : Чоро, ١٩٩٤б. С. ٣٧٧—٤٥٨.

Кант И. Религия в пределах только разума // Соч. : в ٨ т. Т. ٧. М. : Чоро, ١٩٩٤в. С. ٥—٢٢٢.

Кант И. Критика практического разума // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Канон+, ١٩٩٧а. Т. ٣. С. ٢٧٧—٧٣٣.

Кант И.  Основоположение к метафизике нравов // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Московский философский фонд, ١٩٩٧б. Т. ٣. С. ٣٩—٢٧٥.

Кант И. Критика способности суждения // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Наука, ٢٠٠١. Т. ٤. С. ٦٨—٨٣٣.

Кант И. Критика чистого разума (А) // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Наука, ٢٠٠٦а. Т. 2, ч. 2.

Кант И. Критика чистого разума (В) // Соч. на нем. и рус. яз. М. : Наука, ٢٠٠٦б. Т. ٢, ч. ١.

Платон. Алкивиад I // Собр. соч. : в 4 т. М. : Мысль, ١٩٩٠а. Т. 1. С. 220—267.

Платон. Федон // Собр. соч. : в 4 т. М. : Мысль, ١٩٩٠б. Т. 1. С. 7—80.

Спиноза Б. Краткий трактат о Боге, человеке и его счастье / пер. с голландского под ред. А. И. Рубина / Избр. произв. : в ٢ т. М. : Госполитиздат, ١٩٥٧а. Т. ١. С. ٦٩—١٧١.

Спиноза Б. Приложение, содержащее метафизи­ческие мысли / пер. с лат. под ред. В. В. Соколова // Избр. произв. : в 2 т. М. : Госполитиздат, 1957б. Т. 1. С. 267—315.

Allison H. Editor’s Introduction // Kant I. Theoretical Philosophy after 1781 / ed. by H. Allison, P. Heath. Cambridge : Cambridge University Press, 2002. P. 339—347.

Allison H., Heath P. General Introduction // Kant I. Theoretical Philosophy after 1781 / ed. by H. Allison, P. Heath. Cambridge : Cambridge University Press, 2002. P. 1—27.

Düsing K. Kritik der Theologie und Gottesfrage bei Kant // Die Gottesfrage in der Philosophie Immanuel Kants / hrsg. von N. Fischer, M. Forschner. Freiburg ; Basel ; Wien : Herder, 2010. S. 57—71.

Guyer P. Kant and the Claims of Taste. Cambridge : Cambridge University Press, 1997.

Langthaler R. Zur Gottesthematik in der ‘Preisschrift’ über die wirklichen Fortschritte in der Metaphysik. Das Gefüge der Ideen des “Übersinnlichen in uns, über uns, und nach uns” // Die Gottesfrage in der Philosophie Immanuel Kants / hrsg. von N. Fischer, M. Forschner. Freiburg ; Basel ; Wien : Herder, 2010. S. 155—179.

Recki B. Aesthetik der Sitten. Die Affinität von ästhetischem Gefühl und praktischer Vernunft bei Kant. Frankfurt a/M : Vittorio Klostermann, 2001.

Schueller H. M. Immanuel Kant and the Aesthetics of Music // The Journal of Aesthetics and Art Criticism. 1955. Vol. 14, № 2. Р. 218—247.

Vossenkuhl W. Spontaneität // Zeitschrift für philosophische Forschung. 1994. Jg. 48, H. 3. S. 329—349.

Zovko M.-É. Involved in Humankind: Nature, Virtue and the Good We Desire for Ourselves and for Others // Knowledge Cultures. 2013. № 1/2. Р. 264—300.

Zovko M.-É. Impassioned by Passion: Knowledge and Love in Plato and Spinoza // Dionysius. 2014. № 32. Р. 140—171.

Zovko M.-É. Poetry and Play in Kant’s “Critique of Judgment” // Natur Und Freiheit: Akten Des XII. Internationalen Kant-Kongresses / hrsg. von V. L. Waibel, M. Ruffing. Berlin : De Gruyter, 2018. S. 3159—3166.