Вестник БФУ им. И. Канта

Текущий выпуск

Назад к списку Скачать статью

Модели наделения искусственного интеллекта правосубъектностью

Страницы / Pages
12-20

Аннотация

Изучены некоторые проблемы, связанные с наделением искусственного интеллекта правосубъектностью. Рассмотрены понятие искусственного интеллекта и его юридически значимые признаки, соотношение искусственного интеллекта и робота. Цель исследования — анализ основных моделей наделения искусственного интеллекта правосубъектностью. Использованы сравнительный, аналитический и исторический методы. Показано, что первая модель из выявленных отрицает возможность наделения искусственного интеллекта правосубъектностью, в ее рамках он рассматривается в качестве не субъекта, а объекта права. Вторая модель сводится к созданию юридической фикции по аналогии с юридическими лицами. Использование данной модели выглядит наиболее обоснованным, так как у искусственного интеллекта и юридических лиц в значительной степени совпадают экономически значимые характеристики; кроме того, данная модель чаще всего применяется для нетипичных субъектов. В рамках третьей модели осуществляется отождествление правосубъектности искусственного интеллекта с человеческой. Однако данная позиция вызывает затруднения идеологического характера. Четвертая модель предлагает наделить искусственный интеллект особой правосубъектностью, однако в доктрине отсутствует точное описание данной модели.

Abstract

The article discusses some problems related to the legal personality of artificial intelligence. The concept of artificial intelligence and its legally significant features, the ratio of artificial intelligence and robot are investigated. The purpose of the study is to analyze the main models of granting legal personality to artificial intelligence. The following research methods are used: comparative, analytical and historical. Results: The first model denies the possibility of granting artificial intelligence legal personality, within its framework artificial intelligence is not considered as a subject, but is considered as an object of law, which does not take into account the essential features of artificial intelligence. The second model boils down to creating a legal fiction by analogy with legal entities. The use of this model looks the most reasonable, since artificial intelligence and legal entities largely have economically significant characteristics, in addition, this model is most often used for atypical subjects. Within the framework of the third model, the identification of the legal personality of artificial intelligence with human is carried out. However, this position rests on significant ideological problems. The fourth model proposes to endow artificial intelligence with its own special legal personality, but there is no precise description of this model in the doctrine.

Список литературы

1. Архипов В. В., Наумов В. Б. О некоторых вопросах теоретических оснований развития законодательства о робототехнике: аспекты воли и правосубъектности // Закон. 2017. № 5. С. 157—170.

2. Васильев А. А., Шпоппер Д., Матаева М. Х. Термин «искусственный интеллект» в российском праве: доктринальный анализ // Юрислингвистика. 2018. № 7—8. С. 35—44.

3. Гаджиев Г. А. Является ли робот-агент лицом? (Поиск правовых форм для регулирования цифровой экономики) // Журнал российского права. 2018. № 1. С. 15—30.

4. ГОСТ Р 60.0.0.4-2019/ИСО 8373:2012 «Роботы и робототехнические устройства. Термины и определения». М., 2019.

5. Евсеев Е. Ф. О соотношении понятий «животное» и «вещь» в гражданском праве // Законодательство и экономика. 2009. № 2. С. 16—20.

6. Залоило М. В., Пашенцев Д. А. Национальный правопорядок России в условиях цифровизации // Вестник СПбГУ. Сер. 14: Право. 2019. № 2. С. 196—209.

7. Ладенков Н. Е. Трансформация правовой системы под влиянием цифровизации: причины и тенденции // Философия права. 2021. № 1 (96). С. 164—168.

8. Морхат П. М. Искусственный интеллект: правовой взгляд. М., 2017.

9. Морхат П. М. Правосубъектность юнита искусственного интеллекта: некоторые гражданско-правовые подходы // Вестник Костромского государственного университета. 2018. № 3. С. 280—283.

10. О развитии искусственного интеллекта в Российской Федерации : указ Президента РФ от 10 октября 2019 г. № 490 // Собрание законодательства РФ. 11.10.2019. № 41, ст. 5700.

11. Понкин А. В., Редькина А. И. Искусственный интеллект с точки зрения права // Вестник РУДН. Сер.: Юридические науки. 2018. С. 91—109.

12. Попова А. В. Новые субъекты информационного общества и общества знания: к вопросу о нормативном правовом регулировании // Журнал российского права. 2018. № 11 (263). С. 14—24.

13. Саффо П. Каким будет место человека? Что мы думаем о машинах, которые думают о нас. М., 2017.

14. Čerka P., Grigienė J., Sirbikytė G. Liability for Damages Caused by Artificial Intelligence // Computer Law & Security Review. 2015. Vol. 31, № 3. Р. 376—389.

15. Hubbard F. P. «Do androids dream?»: personhood and intelligent artifacts // Temple Law Review. 2011. Vol. 83. P. 405—474.

16. March 29, 2000, the Supreme Court of India. URL: https://www.thehindu.com/2000/04/03/stories/01030005.htm (дата обращения: 21.11.2021).

17. Solum L. B. Legal Personhood for Artificial Intelligences // North Carolina Law Review. 1992. Vol. 70, № 4. Р. 1231—1287.

18. Te Awa Tupua (Whanganui River Claims Settlement) Act 2017. URL: http://www.legislation.govt.nz/act/public/2017/0007/latest/whole.html (дата обраще­ния: 21.11.2021).

19. Willick M. S. Artificial intelligence: Some Legal Approaches and Implications // AI Magazine. 1983. Vol. 4, № 2. P. 5—16.