Балтийский регион

Текущий выпуск

Назад к списку Скачать статью

Привлекательность Калининградской области: факторы притяжения и причины разочарования мигрантов из регионов России

DOI
10.5922/2079-8555-2022-3-6
Страницы / Pages
102-128

Аннотация

Миграционная привлекательность Калининградской области обусловливает позитивную динамику внешней (международной) и внутренней миграции. Ведущая роль принадлежит внутрироссийской межрегиональной миграции, на долю которой приходится около 60 % миграционного прироста населения региона. Однако возрастная структура российских мигрантов, их профессиональный состав и уровень квалификации не в полной мере соответствуют запросам рынка труда и стратегическим направлениям социально-экономического развития региона. Сложившаяся ситуация актуализирует вопросы миграционной политики, адресованной потенциальным мигрантам — жителям других регионов России. Однако представления о причинах, мотивирующих людей переехать в Калининградскую область, о факторах, подталкивающих к такому решению или препятствующих его принятию, до настоящего времени имели общий характер и, как правило, сводились к таким общеизвестным обстоятельствам, как приморское положение региона и соседство со странами ЕС. Цель настоящей статьи — дать детальный анализ причин миграции в регион, оценить значение ограничений и сложностей, возникающих при переезде, и степень удовлетворенности сменой постоянного места жительства. В качестве методической основы исследования была выбрана смешанная стратегия изучения мигрантов Калининградской области, в частности применены формализованные методы сбора данных в сочетании с методикой отбора респондентов, свой­ственной качественным или экспертным методам. Авторы опираются на результаты поискового социологического исследования, которое было проведено в декабре 2021 года и было направлено на изучение трансформации восприятия российскими мигрантами Калининградской области до и после переезда в регион. В ходе работы использовались смешанные методы исследования; поиск респондентов проводился через социальные сети и тематические группы, объединяющие лиц, переехавших в регион. Анализ полученных данных показал расхождение ожиданий мигрантов и реальности, с которой они столкнулись, а также позволил выявить причины неполного соответствия структуры миграционного потока в область потребностям рынка труда и задачам развития региона. В заключение авторы, опираясь на результаты исследования, дают некоторые рекомендации по разработке мер миграционной политики, основанной на активном формировании актуальных представлений о регионе и направленной на привлечение востребованных трудовых ресурсов, а также адаптацию и поддержку людей на новом месте жительства.


Список литературы

1. Лялина, А. В. 2019, Роль миграции в демографическом развитии Калининградской области, Региональные исследования, № 4, с. 73—84. doi: https://doi.org/10.5922/1994-5280-2019-4-6.

2. Деминцева, Е. Б., Мкртчян, Н. В., Флоринская, Ю. Ф. 2018, Миграционная политика: диагностика, вызовы, предложения, М., Центр стратегических разработок, 55 с.

3. Рыбаковский, Л. Л. 2017, Факторы и причины миграции населения, механизм их взаимосвязи, Народонаселение, № 2 (76), с. 51—61.

4. Переведенцев, В. И. 1975, Методы изучения миграции населения, М., Наука, 232 с.

5. Топилин, А. В. 1975, Территориальное перераспределение трудовых ресурсов в СССР, М., Экономика, 159 с.

6. Хомра, А. У. 1979, Миграция населения: Вопросы теории, методики исследования, Киев, Наукова думка, 112 с.

7. Petrov, M. B., Kurushina, E. V., Druzhinina, I. V. 2019, Attractiveness of the Russian Regional Space as a Living Environment: Aspect of the Migrants’ Behavioural Rationality, Ekonomika Regiona [Economy of Regions], vol. 15, № 2, p. 377—390. doi: https://doi.org/10.17059/2019-2-6.

8. Lee, E. 1966, A Theory of Migration, Demography, № 3, p. 47—57.

9. Parkins, N. C. 2010, Push and pull factors of migration, American Review of Political Economy, vol. 8, № 2, p. 6—23. doi: https://doi.org/10.38024/arpe.119.

10. Dorigo, G., Tobler, W. 1983, Push-Pull Migration Laws, Annals of the Association of American Geographers, vol. 73, № 1, p. 1—17.

11. Schoorl, J. J. 2000, Push and Pull Factors of International Migration: A Comparative Report, Luxembourg, Office for Official Publications of the European Communities, 161 p.

12. Abdou, L. H. 2020, ‘Push or pull’? Framing immigration in times of crisis in the European Union and the United States, Journal of European Integration, vol. 42, № 5, p. 643—658. doi: https://doi.org/10.1080/07036337.2020.1792468.

13. Matsui, N., Raymer, J. 2020, The Push and Pull Factors Contributing Towards Asylum Migration from Developing Countries to Developed Countries Since 2000, International Migration, vol. 58, № 6, p. 210—231. doi: https://doi.org/10.1111/imig.12708.

14. Viñuela, A, Gutiérrez Posada, D, Rubiera Morollón, F. 2019, Determinants of immigrants’ concentration at local level in Spain: Why size and position still matter, Popul Space Place, vol. 25, № 7, art. e2247. doi: https://doi.org/10.1002/psp.2247.

15. Economist Intelligence Unit, 2008, Global migration barometer: methodology, results & findings. Sponcored by Western Union, URL: https://www.un.org/development/desa/pd/sites/www.un.org.development.desa.pd/files/unpd-cm7-2008-11_g... (дата обращения: 20.01.22).

16. Tuccio, M. 2019, Measuring and assessing talent attractiveness in OECD countries, OECD Social, Employment and Migration Working Papers, № 229, Paris, OECD Publishing, 58 p. doi: https://doi.org/10.1787/b4e677ca-en.

17. Земцов, С. П., Бабурин, В. Л. 2016, Оценка потенциала экономико-географического положения регионов России, Экономика региона, т. 12, № 1, с. 117—138. doi: https://doi.org/10.17059/2016-1-9.

18. Carson, D. B., Wenghofer, E., Timony, P. et al. 2016, Recruitment and retention of profes­sional labour: The health workforce at settlement levelю In: Taylor, A. et al. (eds.), Settlements at the edge: Remote human settlements in developed nations, Cheltenham (UK) and Northampton (USA), Edward Elgar, p. 320—336.

19. Harwood, S., Wensing, E., Ensign, P. C. 2016, Place-based planning in remote regions: Cape York Peninsula, Australia and Nunavut, Canada. In: Taylor, A. et al. (eds.), Settlements at the edge: Remote human settlements in developed nations, Cheltenham (UK) and Northampton (USA), Edward Elgar, p. 124—150.

20. Guimond, L, Desmeules, A. 2019, Choosing the northern periphery: Paradoxes in the ways of dwelling of new residents of Eastern Minganie (North Shore, Québec, Canada), Popul Space Place, vol. 25, № 6, art. e2226. doi: https://doi.org/10.1002/psp.2226.

21. Carson, D. B., Rasmussen, R., Ensign, P. et al. (eds.) 2011, Demography at the edge: Remote human populations in developed nations, Farnham (UK), Ashgate.

22. Simard, M. 2009, Retention and departure factors influencing highly skilled immigrants in rural areas: Medical professionals in Québec, Canada. In: Jentsch, B., Simard, M. (eds.), International migration and rural areas—Cross national comparative perspectives, Williston VT, Ashgate, p. 43—73.

23. Taylor, A., Carson, D. B., Ensign, P. C. et al. (eds.) 2016, Settlements at the edge: Remote human settlements in developed nations. Cheltenham (UK) and Northampton (USA), Edward Elgar. doi: https://doi.org/10.4337/9781784711962.

24. Anastasiou, E., Duquenne, M.-N. 2020, Determinants and Spatial Patterns of Counterurbanization in Times of Crisis: Evidence from Greece, Population Review, vol. 59, № 2, p. 88—110. doi: https://doi.org/10.1353/prv.2020.0004.

25. Bilan, Yu. 2012, Specificity of border labour migration, Transformations in Business & Economics, vol. 11, № 2, p. 82—97.

26. Tsapenko, I. P. 2018, Cross-Border Mobility: Updating the Format, Her. Russ. Acad. Sci, № 88, p. 369—378. doi: https://doi.org/10.1134/S1019331618050088.

27. Möller, C., Alfredsson-Olsson, E., Ericsson, B., Overvåg, K. 2018, The border as an engine for mobility and spatial integration: A study of commuting in a Swedish—Norwegian context, Norsk Geografisk Tidsskrift — Norwegian Journal of Geography, vol. 72, № 4, p. 217—233. doi: https://doi.org/10.1080/00291951.2018.1497698.

28. Колосов, В. А., Вендина, О. И. 2011, Повседневная жизнь и миграции населения (на примере белгородско-харьковского участка границы). В: Колосов, В. А., Вендина, О. И. (ред.), Российско-украинское пограничье: двадцать лет разделенного единства, Новый Хронограф, с. 162—180.

29. Hrynkevych, O. 2017, Cross-border factor of educational migration of Ukrainian youth to Poland: social-economic opportunities and threats, Economic Annals-ХХI, vol. 163, № 1-2 (1), p. 26—30. doi: https://doi.org/10.21003/ea.V163-05.

30. Kiss, É., Jankó, F., Bertalan, L. és Mikó, E. 2018, Nyugat és Kelet határán: Sopron a belföldi migrációban, Tér és Társadalom, vol. 32, № 4, p. 151—166. doi: https://doi.org/10.17649/TET.32.4.3070.

31. Соколова, Ф. Х., Лялина, А. В. 2021, Миграционная привлекательность приморской зоны Северо-Запада России: локальные градиенты, Балтийский регион, т. 13, № 4, с. 54—78. doi: https://doi.org/10.5922/2079-8555-2021-4-4.

32. Creel, L. 2003, Ripple effects: population and coastal regions, Washington, Population Reference Bureau.

33. Coldbach, C. 2017, Out-migration from Coastal Areas in Ghana and Indonesia—the Role of Environmental Factors, CESifo Economic Studies, vol. 63, № 4, p. 529—559. doi: https://doi.org/10.1093/cesifo/ifx007.

34. Zelinsky, W. 1971, The Hypothesis of the Mobility Transition, Geographical Review, vol. 61, № 2, p. 219—249.

35. Montanari, A., Staniscia, B. 2011, From global to local: Human mobility in the Rome coastal area in the context of the global economic crisis, Volltextausgaben, № 3-4, p. 127—200. doi: https://doi.org/10.4000/belgeo.6300.

36. Iden, G., Richter, C. 1971, Factors Associated with Population Mobility in the Atlantic Coastal Plains Region, Land Economics, vol. 47, № 2, p. 189—193.

37. Fulanda, B., Munga, C., Ohtomi, J. et al. 2009, The structure and evolution of the coastal migrant fishery of Kenya, Ocean & Coastal Management, vol. 52, № 9, p. 459—466. doi: https://doi.org/10.1016/j.ocecoaman.2009.07.001.

38. Merkens, J.-L., Reimann, L., Hinkel J., Vafeidis, A. T. 2016, Gridded population projections for the coastal zone under the Shared Socioeconomic Pathways, Global and Planetary Change, № 145, p. 57—66. doi: https://doi.org/10.1016/j.gloplacha.2016.08.009.

39. O’Reilly, K. 2000, The British on the Costa del Sol, London, Routledge, 198 p.

40. Janoschka, M., Haas, H. (eds.) 2013, Contested Spatialities, Lifestyle Migration and Residential Tourism, London, Routledge, 193 p.

41. Huber, A., O’Reilly, K. 2004, The construction of Heimat under conditions of individualised modernity: Swiss and British elderly migration in Spain, Ageing and Society, vol. 24, № 3, p. 327—351.

42. Casado-Díaz, M. 2006, Retiring to Spain: An Analysis of Difference among North European Nationals, Journal of Ethnic and Migration Studies, vol. 32, № 8, p. 1321—1339.

43. Benson, M., O’Reilly, K. 2009, Migration and the search for a better way of life: A critical exploration of lifestyle migration, The Sociological Review, vol. 57, № 4, p. 608—625.

44. Membrado, J. K. 2015, Pensioners’ coast: migration of elderly north Europeans to the Costa Blanca, MÈTODE Science Studies Journal, № 5, p. 65—73. doi: https://doi.org/10.7203/metode.81.3111.

45. Laiz, I., Relvas, P., Plomaritis, T., Garel, E. 2016, Erasmus experience between the University of Cadiz (Spain) and the University of Algarve (Portugal). In: EDULEARN16: proceedings of conference. Barcelona, 2016, p. 4649—4653. doi: https://doi.org/10.21125/edulearn.2016.2119.

46. Ionov, V. V., Kaledin, N. V., Kakhro, N. M. et al. 2016, Forms of International cooperation in Environmental education: the experience of Saint Petersburg State University, Baltic region, vol. 8, № 4, p. 114—128. doi: https://doi.org/10.5922/2074-9848-2016-4-8.

47. Burt, J., Killilea, M., Ciprut, S. 2019, Coastal urbanization and environmental change: Opportunities for collaborative education across a global network university, Regional Studies in Marine Science, № 26, art. 100501. doi: https://doi.org/10.1016/j.rsma.2019.100501.

48. Vakulenko, E. S., Mkrtchyan, N. V. 2020, Factors of Interregional Migration in Russia Dis­aggregated by Age, Applied Spatial Analysis and Policy, № 13, p. 609—630.

49. Mkrtchyan, N. V., Vakulenko, E. S. 2019, Interregional migration in Russia at different stag­es of the life cycle, Geo Journal, vol. 84, № 6, p. 1549—1565.

50. Вакуленко, Е. С. 2019, Мотивы внутренней миграции населения в России: что изменилось в последние годы? Прикладная эконометрика, № 3 (55), с. 113—138. doi: https://doi.org/10.24411/1993-7601-2019-10013.

51. Лисицын, П. П., Степанов, А. М. 2019, Переезд из Таджикистана в Россию: мифы и реальность, Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены, № 2, с. 304—317. doi: https://doi.org/10.14515/monitoring.2019.2.14.

52. Муращенкова, Н. В., Гриценко, В. В., Бражник, Ю. В. 2017, Психологический анализ миграционных ожиданий соотечественников, переселяющихся в Россию из Украины и других стран, Психолог, № 5, с. 77—91. doi: https://doi.org/10.25136/2409-8701.2017.5.24294.

53. Лялина, А. В. 2021, Миграционные процессы в приморских муниципалитетах Калининградской области: «агломерационные» эффекты или талассоаттрактивность? Псковский регионологический журнал, № 2 (46), с. 58—78.

54. Лялина, А. В. 2020, Миграционные процессы в Юго-Восточной Прибалтике. В: Тарасов, И. Н., Федоров, Г. М. (ред.), Калининградская область в новых координатах балтийской геополитики, Калининград, Изд-во БФУ им. И. Канта, с. 189—220.

55. Rogers, A., Castro, L. 1981, Model migration schedules. Research report RR-81-30, Laxenburg, IIASA. 153 p.

56. Карачурина, Л. Б., Мкртчян, Н. В. 2016, Межрегиональная миграция в России: возрастные особенности, Демографическое обозрение, т. 3, № 4, с. 47—65.

57. Чудиновских, О. С. 2021, К Вопросу о создании регистра населения и использовании административных данных для нужд государственной статистики, Вопросы статистики, т. 28, № 1, с. 5—17.

58. Мкртчян, Н. В. 2020, Проблемы в статистике внутрироссийской миграции, порожденные изменением методики учета в 2011 г., Демографическое обозрение, т. 7, № 1, с. 83—99.

59. Штейнберг, И. Е. 2014, Логические схемы обоснования выборки для качественных интервью: «восьмиоконная» модель, Социология: методология, методы, математическое моделирование, № 38, с. 38—71.

60. Yemelyanova, L. L., Lyalina, A. V. 2020, The labour market of Russia’s Kaliningrad exclave amid COVID-19, Baltic region, vol. 12, № 4, p. 61—82. doi: https://doi.org/10.5922/2079-8555-2020-4-4.