История формирования болотной растительности в дельтовом ландшафте реки Неман в голоцене :: Единая Редакция научных журналов БФУ им. И. Канта

×

Ваш логин
Зарегистрироваться
Пароль
Забыли свой пароль?
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
   
Дело науки - возведение всего сущего в мысль
Александр Герцен

DOI-генератор Поиск по DOI на Crossref.org

История формирования болотной растительности в дельтовом ландшафте реки Неман в голоцене


Автор Напреенко М. Г., Напреенко-Дорохова Т. В.
Страницы 67-72
Статья Загрузить
Ключевые слова Калининградская область, палеогеография, ботанический состав торфа, сукцессии, голоцен
Ключевые слова (англ.) Kaliningrad Region, palaeogeography, botanical composition of peat, succession of plants, Holocene
Аннотация Описаны основные этапы развития Большого Мохового болота — крупнейшей болотной системы Калининградской области, расположенной в южной части дельты Немана. Приводятся данные о структуре торфяной залежи и ботаническом составе торфа, скоростях торфонакопления в разные периоды голоцена. Установлено, что развитие болотной экосистемы началось в середине атлантического периода, около 7000 калиброванных лет назад (кал. л. н.). Первыми торфообразующими сообществами болота стали влажные черноольшаники с тростником, сменившиеся в конце атлантики — начале суббореала тростниковоосоковыми сообществами. В первой половине суббореала доминировали высокотравные осоковые биогеоценозы низинного болота, во второй стали распространяться сфагновые мхи, что привело к формированию фитоценозов переходного болота. В субатлантике произошел окончательный переход болота в верховую стадию.
Аннотация (англ.) The article provides new data on the development pattern of the Bolshoye Mokhovoye swamp (Grosses Moosbruch) which is the largest swamp in the Kaliningrad Region located in the southern part of the Neman Delta area. The authors consider peat bed structure, botanical composition of peat, peat accumulation rates in different periods of the Holocene and main stages of the swamp development. It has been determined that the swamp development process started in the middle of the Atlantic ( 7000 cal. BP). The alder swamps were the first peat forming ecosystems that were replaced by reed stands of Phragmites and sedge at the end of Atlantic. In the early, the tall-sedge fen communities became dominant in the area. In the second half of Sub-Boreal, sphagnum mosses began to spread, which led to the formation of phytocenoses of the transitional swamp. The raised swamp stage finally formed in the Sub- Atlantic period.
Список литературы 1. География Янтарного края России / под ред. В. В. Орленка. Калининград, 2008.
2. Домбровская А. В., Коренева М. М., Тюремнов С. Н. Атлас растительных остатков, встречаемых в торфе. М.; Л., 1959.
3. Игнатов М. С., Афонина О. М. Список мхов территории бывшего СССР // Arctoa: бриологический журнал 1992. Т.1 (1–2). С. 1–85.
4. Кац Н. Я., Кац С. В., Скобеева Е. И. Атлас растительных остатков в торфах. М., 1977.
5. Короткина М. Я. Ботанический анализ торфа // Методы исследования торфяных болот / под ред. М. И. Нейштадт. М., 1939. Ч. 2. С. 5–59.
6. Лисс О. Л., Абрамова Л. И., Аветов Н. А. и др. Болотные системы Западной Сибири и их природоохранное значение / под. ред. В. Б. Куваева. Тула, 2001.
7. Матюшенко В. П. Определение осок в торфе по корешкам // Методы исследования торфяных болот / под ред. М. И. Нейштадт. М., 1939. Ч. 1. С. 93–102.
8. Матюшенко В. П. Определение древесных остатков в торфе // Методы исследования торфяных болот / под ред. М. И. Нейштадт. М., 1939. Ч. 1. С. 103–115.
9. Минкина Ц. И. Зондирование торфяной залежи, распределение и взятие проб торфа на болоте // Методы исследования торфяных болот / под ред. М. И. Нейштадт. М., 1939. Ч. 1. С. 31–63.
10. Пьявченко Н. И. Степень разложения торфа и методы ее определения. Красноярск, 1963.
11. Тюремнов С. Н. Районирование торфяных месторождений // Торфяные месторождения Западной Сибири. М., 1957. С. 129–142.
12. Черепанов С. К. Сосудистые растения России и сопредельных государств (в пределах бывшего СССР). СПб., 1995.
13. Galka M., Tobolski K., Zawisza E., Goslar T. Postglacial history of vegetation, human activity and lake-level changes at Jezioro Linówek in northeast Poland, based on multiproxy data // Vegetation History and Archaeobotany. 2014. Vol. 23. P. 123–152.
14. Lamentowicz M., Obremska M., Mitchell E.A.D. Autogenic succession, land-use change, and climatic influences on the Holocene development of a kettle-hole mire in Northern Poland // Review of Palaeobotany and Palynology. 2008. Vol. 151. P. 21–40.
15. Mayewski P. A., Rohling E. E., Stager J. C. et al. Holocene climate variability // Quaternary Research. 2004. Vol. 62 (3). P. 243–255.
16. Reimer P. J., Bard E., Bayliss A. et al. IntCal13 and Marine13 Radiocarbon Age Calibration Curves 0–50,000 Years cal BP // Radiocarbon. 2013. Vol. 55. № 4. P. 1869– 1887.
17. Stancikaite M., Kabailiene M., Ostrauskas T., Guobyte R. Environment and man around Lakes Duba and Pelesa, SE Lithuania, during the Late Glacial and Holocene // Geological Quarterly. 2002. Vol. 46 (4). P. 391–409.
18. Starkel L. Present-day events and the evaluation of Holocene palaeoclimatic proxy data // Quaternary International. 2011. Vol. 229. P. 2–7.

Назад в раздел